Защита прав потребителя        02 августа 2018        26         0

Антимонопольный закон рычаги воздействия для малого среднего микро бизнеса

Для малого бизнеса утвердили «иммунитеты» от антимонопольного контроля

«Принятый закон носит исключительно важное и целиком позитивное значение для развития бизнеса, — отмечает Алексей Ульянов, участник рабочей группы АСИ «Развитие конкуренции и совершенствование антимонопольной политики», антимонопольный эксперт Деловой России. — Снимаются избыточные барьеры и риски санкций для малого предпринимательства, расширяется свобода его действий, что, без сомнения, усилит конкуренцию и внесет вклад в преодоление негативных тенденций в экономике. Закон позволит ФАС России сконцентрироваться на крупных делах и расследованиях, что также внесет положительный вклад в состояние конкурентной среды». В то же время, подчеркивает эксперт, после мониторинга применения этого закона необходимо продолжить работу по расширению иммунитетов для всех субъектов МСП. В частности, речь идет о признании допустимыми всех видов соглашений МСП и компаний с небольшой долей на рынке — за исключением сговоров на торгах.

Не будут признаваться антиконкурентными соглашения компаний, работающих на разных рынках, если их годовой оборот меньше 400 миллионов рублей. По мнению участников рабочей группы АСИ по развитию конкуренции, такие соглашения никак не влияют на конкуренцию и не могут ее ограничить, и эта мера позволит ФАС сконцентрироваться на контроле за крупными картельными сговорами на рынке.

Антимонопольное регулирование и проблема поддержки среднего и малого бизнеса в России

Развитие частного бизнеса как экономического ядра общества в большинстве западных стран имеет длинную историю. Сегодня его поддержка имеет не только нормативное выражение, но представляет собой целую институциональную систему. При этом она полностью легитимна, и бизнесмены пользуются льготными программами различных страховых компаний, коммерческих банков, региональных гарантов, благотворительных ассоциаций и отраслевых фондов. Все эти учреждения оказывают активную поддержку развивающемуся бизнесу.

Большинство европейских стран начали переход к рыночной системе после буржуазных революций позапрошлого века. Антимонопольное регулирование в этой части континента возникло как ответная реакция не только государства, но и общества на попытки некоторых компаний захватить востребованные рыночные ниши.

ФАС хочет облегчить жизнь малому и среднему бизнесу

Будут внесены изменения и в Гражданский кодекс, которые предусматривают расширение оснований для выдачи разрешения на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя Правительством Российской Федерации — для защиты жизни и здоровья граждан.

Проблема в том, что в России до сих пор нет единого нормативного правового акта, который бы устанавливал основы регулирования цен. Из-за этого невозможно оценить последствия неверного применения тарифов и установить ответственность регулирующих органов. В законодательстве должны быть чётко прописаны порядок расчёта и утверждения тарифов, а также их обжалования и так далее. Вот поэтому и важно повысить качество тарифного регулирования. Нам нужны четкие правила и понятные действия в установлении и применении тарифов.

Антимонопольный компромисс: ФАС договаривается с бизнесом

Договорились вернуть в российское законодательство так называемый нижний порог индивидуального доминирования, то есть положение компании с долей рынка ниже 35% не будет больше признаваться доминирующим. Сейчас закон позволяет признать доминирующей и наложить штраф на компанию с долей рынка 1%, если у ее ближайшего конкурента – 0,5%. Хотя на практике норма редко применялась, очевидно, что она может навредить компаниям с небольшой долей рынка, которые зачастую и относятся к малому и среднему бизнесу.

Наконец, необходимо повышать качество экономического анализа. В ФАС разработан неплохой порядок проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке. Однако проблему это не решило: и сейчас на сайте ФАС публикуются 5-7% решений, в то время как на сайтах арбитражных судов – 100%. Анализ, проведенный Новиковым, показал, что не более чем в 2% решений ФАС, дошедших до суда, упоминается о проведении анализа рынка. Более того, в одном и том же случае слияния компаний, решение Еврокомиссии может занимать 50-60 страниц, а решение ФАС – один абзац. Поэтому требование проводить и публиковать анализ рынка надо закрепить прямо в законе. Повышение качества анализа и открытости ФАС скажется и на уменьшении количества дел, в первую очередь за счет снижения мелких дел, не оказывающих особого влияния на конкуренцию.

Читать еще -->  Какую услугу нужно выбрать на госуслугах чтобы выписаться

Антимонопольный закон рычаги воздействия для малого среднего микро бизнеса

Интересно, что первоначально он был местом для хр… Одежда 10 интересных фактов об интимной близости, о которых вы наверняка не знали Ознакомьтесь с наиболее интересными и впечатляющими фактами о сексуальной активности, которые вас удивят…. Сексуальность Джо Метени – маньяк, который делал со своими жертвами нечто поистине ужасное Джо Метени, начав поиски сбежавшей с сыном жены, стал убивать всех попавшихся под руку людей из мести. Он делал ужасные вещи – расчленял тела, смешива…

Фас и защита малого бизнеса вне конкуренции. Закона о защите конкуренции, чтобы некрупные хозяйствующие субъекты обращались в антимонопольный орган с ходатайствами об одобрении действий и сделок; — либо вывести СМП из антимонопольного запрета на картели, за исключением, например, запрета картельных сговоров на торгах, поскольку договоренность их участников и ее цели не могут быть достигнуты путем слияния. Например, в Бразилии контроль за экономической концентрацией осуществляется в отношении компаний с оборотом не менее 214 млн.
долл., т.е. примерно 10 млрд. руб. [1, c. 18]. Первый из названных способов не соответствует мировым практикам и приведет к значительному увеличению числа поступающих в ФАС России ходатайств о согласовании действий.

Особенности антимонопольного регулирования малого и — среднего бизнеса

Из этого общего правила законодателем установлены некоторые исключения. Так, иммунитет не распространяется на хозяйствующие субъекты, входящие в группу лиц с другими хозяйствующими субъектами практически по всем основаниям, установленным в законе, на финансовые организации, субъекты естественных монополий, хозяйствующие субъекты, имеющие в качестве учредителей или участников хозяйствующих субъектов — юридических лиц, хозяйственные общества, в уставном капитале которых имеется доля участия Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования.

Во-первых, малому бизнесу предоставляется иммунитет от признания компании или индивидуального предпринимателя занимающими доминирующее положение на рынке. Статья 5 Закона о защите конкуренции дополнена положениями, согласно которым не может быть признано доминирующим положение хозяйствующего субъекта — юридического лица, учредителем ( участником) которого являются одно физическое лицо ( в том числе зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя) или несколько физических лиц, если выручка от реализации товаров за последний календарный год такого хозяйствующего субъекта не превышает 400 млн руб.

Особенности антимонопольного регулирования малого и среднего бизнеса

Может ли субъект малого предпринимательства оказывать решающее влияние на обращение товара на всем рынке? Может ли устранять конкурентов с этого рынка? Как оказалось, антимонопольное применение в этой области долгое время строилось на двух тезисах. Во-первых, ст. 5 Закона о защите конкуренции применялась только в части конкретных критериев: при наличии формальной доли на рынке вопросы наличия рыночной власти оставались за скобками.

В-третьих, согласно ч. 5.1 ст. 25.1 Закона о защите конкуренции по основаниям, указанным в п. 2 и п. 5 ч. 4 данной статьи, внеплановая выездная проверка в отношении субъекта малого предпринимательства теперь может проводиться только после согласования с органом прокуратуры по месту осуществления деятельности такого субъекта за исключением внеплановой выездной проверки субъекта естественной монополии и внеплановой выездной проверки соблюдения требований, установленных ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции.

Читать еще -->  Через сколько разводят после решения мирового судьи

ФАС могут лишить рычагов влияния на малый бизнес

С одной стороны, ФАС является рекордсменом по количеству рассматриваемых дел. Однако многие из них возбуждаются по формальным признакам, а затем расследуются недостаточно тщательным образом. Кроме того, за последние шесть лет доля предпринимателей, заметивших улучшения в сфере защиты их прав на добросовестную конкуренцию, возросла всего на половину процентного пункта и теперь составляет 24%.

Кроме того, предполагается вывести из-под антимонопольного надзора малый бизнес. Обращаться к нему можно будет только в случае обнаружения ценовых сговоров или же незаконных соглашений, заключённых в ходе торгов. В остальных же случаях пострадавшим посоветуют решать вопросы самостоятельно, используя гражданско-правовые механизмы.

Особенности антимонопольного регулирования малого и среднего бизнеса

Во-первых, малому бизнесу предоставляется иммунитет от признания компании или индивидуального предпринимателя занимающими доминирующее положение на рынке. Статья 5 Закона о защите конкуренции дополнена положениями, согласно которым не может быть признано доминирующим положение хозяйствующего субъекта — юридического лица, учредителем (участником) которого являются одно физическое лицо (в том числе зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя) или несколько физических лиц, если выручка от реализации товаров за последний календарный год такого хозяйствующего субъекта не превышает 400 млн руб. Из этого общего правила законодателем установлены некоторые исключения. Так, иммунитет не распространяется на хозяйствующие субъекты, входящие в группу лиц с другими хозяйствующими субъектами практически по всем основаниям, установленным в законе, на финансовые организации, субъекты естественных монополий, хозяйствующие субъекты, имеющие в качестве учредителей или участников хозяйствующих субъектов — юридических лиц, хозяйственные общества, в уставном капитале которых имеется доля участия Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования. Вместе с тем установление последних двух исключений (п. 4 и 5 ч. 2.1 ст. 5 Закона о защите конкуренции) представляется по меньшей мере странным, поскольку из содержания абз. 1 ч. 2.1 ст. 5 Закона о защите конкуренции следует, что учредителями субъекта малого предпринимательства, на которого распространяются изменения, могут быть исключительно одно или несколько физических лиц. Ни юридические лица, ни публично-правовые образования не могут быть участниками таких хозяйствующих субъектов и без всяких дополнительных указаний в законе. Что касается иммунитета индивидуального предпринимателя от признания занимающим доминирующее положение на рынке, то тут новый закон вводит похожие правила: не может быть признано доминирующим положение хозяйствующего субъекта — индивидуального предпринимателя, не входящего в группу лиц с другим хозяйствующим субъектом или другими хозяйствующими субъектами по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 9 Закона о защите конкуренции, если выручка от реализации товаров такого хозяйствующего субъекта — индивидуального предпринимателя за последний календарный год не превышает 400 млн руб. Общая цель таких сложных юридических конструкций, которая, кстати, присуща и многим другим нормам антимонопольного законодательства, предоставить иммунитет от антимонопольного преследования исключительно субъектам, которых действительно можно отнести к малому бизнесу, и не допустить, чтобы данные нормы использовались недобросовестными участниками правоотношений, подконтрольных антимонопольному органу, в целях ухода от такого контроля.

В июле 2016 года исполнилось 10 лет с момента принятия Закона о защите конкуренции. Практика его применения показала, что не всегда положения Закона защищают малый бизнес от монополий. Малый бизнес зачастую сам становится объектом антимонопольного преследования. Так, антимонопольные дела о батутах, попкорне и краске для волос стали некими антисимволами российского антимонопольного правоприменения последних пяти лет.